ПРОЕКТ
БУДУЩЕЕ ИЗРАИЛЯ

ENGLISH
 עברית

Уважаемые коллеги!

Полагаем, что тема данного сообщения актуальна и для Израиля. Более того, постановка проблемы и направления поиска путей ее разрешения, несмотря на российскую специфику, представляют для нас несомненный интерес.

Редколлегия

 

Концепция и основные направления

Программы развития культуры мира в России

(в рамках проекта ЮНЕСКО "На пути к культуре мира")

М.В.Рац, профессор (руководитель группы) Л.П.Кравченко, канд. техн. наук, В.Р.Рокитянский, Л.П.Щедровицкий, канд. псих. наук

 

Введение

Настоящий документ представляет собой промежуточный итог работы группы экспертов Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, предназначенный для того, чтобы стать предметом обсуждения, критики и проблематизации в рамках международного года культуры мира и тем самым послужить отправной точкой для разработки программы "выращивания" и развития культуры мира в России.

В соответствии с "Методическими рекомендациями к проекту", выпущенными Комиссией РФ по делам ЮНЕСКО (1999 г.) речь идёт о концепции долгосрочной программы действий по формированию и развитию в российском обществе "культуры мира", понимаемой как устойчивая ориентация на ненасилие и терпимость, на защиту прав человека и демократии, на взаимопонимание и солидарность между всеми народами и культурами России.

В отечественной практике подобных разработок и программ еще не было, а зарубежные образцы слишком далеки от Российских реалий. Поэтому необходимо осознание и понимание того, что для формирования и развития "культуры мира" нужен методологический подход, позволяющий обеспечить разработку и конструирование совершенно новых культурных форм, адекватных такому объекту, каким является "культура мира", с одной стороны, и специфическим условиям современной России, — с другой. Специфику же российской ситуации мы видим в острой форме аномии, когда старые нормативно-ценностные ориентиры отмерли, а новые ещё не сложились, господствует повышенная конфликтогенность во всех областях жизни и деятельности. Сохранение старых административно-командных методов руководства, лишённых надлежащего обеспечения, препятствует предотвращению или конструктивизации конфликтов.

Учитывая опыт обсуждения первой редакции Концепции и основных направлений, проявившихся в ходе обсуждения недоразумений, считаем нужным начать с некоторых исходных различений и противопоставлений.

1. Мы отвергаем привычную тактику, когда при постановке принципиально новых целей, рассчитанных на коренные преобразования общественного устройства и сознания людей — а идея развития культуры мира принадлежит именно к таким — идут по пути добавления к уже существующему чего-то нового, будь то лекции, кафедры, учебные предметы, уроки мира и т.п. Возможно, все это и нужно (а кое-что несомненно нужно), но суть такого рода ситуаций состоит в том, что требуется тотальное переосмысление и преобразование существующего. Бессмысленно, говоря словами Евангелия, ставить заплаты из новой ткани на обветшавшую основу. Сказанное не следует понимать в духе революционности и экстремизма, ибо речь идет о тотальности (целостности) мыслительной проработки ситуации, предполагающей бережный учет всего ценного в существующем.

2. В соответствии с сутью задания ниже представлена концепция не плана, а программы. В тексте Концепции подробно разъяснено различие между этими понятиями и, в частности, то, что 1) предварительный расчет ресурсов и сроков возможны и нужны при разработке плана, но лишены смысла в случае программы, и 2) в отношении столь проблемной и долгосрочной цели, как развитие культуры мира, невозможно ограничиться планом, нужна программа. Это не значит, что плану (а значит, расчету ресурсов и сроков, подбору исполнителей) нет места в рамках программного подхода, как мы его понимаем — прямо наоборот: ему есть и будет место на всех этапах долгосрочного и сложноорганизованного процесса программно организованной работы, но каждый раз тогда, в той мере и по отношению к тому, относительно чего мы уже знаем, что и как делать. В других случаях это бессмыслица и пустая трата ресурсов и времени, когда мы (согласно бессмертному афоризму) "хотим как лучше, а получается как всегда". Есть место плану и точному расчету и на этом, начальном этапе — по отношению к ограниченному набору начальных шагов (см. раздел "Начальные шаги").

Проиллюстрируем сказанное таким примером. Есть такая ужасная болезнь — рак. С ним безусловно нужно бороться и не абы как, а продуманно и организованно. Значит ли это, что нужно разработать план искоренения рака, подсчитать необходимые затраты, расписать обязанности исполнителей — и вперед? Разве не ясно, что глупее ничего нельзя придумать? Во-первых, мы не знаем, какие неожиданные открытия и, наоборот, тупики ждут нас на этом пути — опрокидывающие всенаши планы и расчеты. Во-вторых, двигаться нам надо одновременно по многим направлениям, и нельзя заранее предсказать, какое из них окажется главным. Да, на долгом пути борьбы с раком будут и планы (на определенных направлениях и на обозримые отрезки времени), и финансовые расчеты, и разверстки заданий по исполнителям. Но все это вместе охватывается не планом, а программной организацией работы, в которой все переменно — и цели, и управленческие решения, и средства, и исполнители. Можно ставить вопрос о бюджете программы, но не с точки зрения ее неведомых потребностей, а с точки зрения возможностей бюджета страны: сколько выделим на год, на столько и продвинемся.

3. К сожалению, приходится весьма часто слышать: "Это все философия, а нам нужна практика!" В этом высказывании заключено глубокое и опасное непонимание того факта, что практики без философии просто не бывает и что это, по сути дела, призыв к практике с неадекватной философией, к практике без понятий, к практике, не обеспеченной соответствующим инструментарием. Это тоже философия. Только никуда не годная!

Мастер — профессионал — не будет рубить дерево, не заточив топора, поскольку руководствуется философией: хорошо отточенный топор — пол дела сделано. А непрофессионал — псевдопрактик — будет торопить: некогда топор точить и так сделаем. Тяп-ляп.

4. Наконец, необходимо напомнить, что содержанием настоящего документа является не программа развития культуры мира (попытка создать ее нашим коллективом в отпущенные сроки была бы авантюризмом и фиктивно-демонстративным продуктом). Это концепция программы, т.е. документ особого рода, содержащий принципиальную характеристику способов работы над программой, основные понятия, используемые в ходе этой работы. Неотъемлемой частью документа является также описание "Начальных шагов", т.е. тех действий, которые необходимы для запуска процесса программирования.

Настоящий отчёт представляет собой сокращённую (по просьбе Заказчика) версию концепции. Учитывая, что даже и полный её текст оказался чересчур сложен и породил некоторые недоразумения, мы прилагаем к данному отчёту пояснения по поводу используемого понятийного аппарата.

Концепция программы формирования и развития культуры мира в России

1. Постановка проблемы

1.1. Понятие культуры мира (далее: КМ) должно быть получено в ходе реализации той программы, о концепции которой сейчас идет речь. В настоящее же время мы исходим из некоторого приблизительного, ориентировочного представления.

Итак, основываясь на бытующих представлениях и корректируя их в соответствии с собственными, мы можем сказать примерно следующее: в общем случае культура мира понимается как такие формы взаимодействия субъектов в конфликтных социальных ситуациях, которые позволяют разрешить конфликт без насилия, без унижения достоинства какой-либо из сторон, без ущемления ее жизненных интересов и прав человека. Это понимание задает в самых общих чертах представление о желаемом будущем, т. е. задает ориентиры, к которым мы хотели бы двигаться с помощью программы формирования и развития КМ.

1.2. Представляющееся очевидным сходство ценностного содержания идеала КМ и ценностей гражданского общества побуждает именно в последнем видеть главную заинтересованную в КМ сторону. Драматизм ситуации состоит, однако, в том, что мы не можем говорить о существовании такого общества в России в сколько-нибудь развитом виде; оно здесь ещё только зарождается — без каких-либо гарантий успешного завершения этого процесса. Этот парадокс — КМ подлинно и безоговорочно нужна в России только тому, чего нет — представляется нам, однако, только кажущимся: это значит, что КМ и гражданское общество должны развиваться одновременно и взаимообусловленно.

1.3. В этой связи представляется обоснованным уже на этом этапе разработки обратиться к признанным основаниям гражданского общества и в качестве до сего времени не выработанных концептуальных рамок КМ принять рамки диалога и права.

Диалог при этом понимается не как синоним переговоров, а как указание на особую форму организации нашего мышления — диалогичную в отличие от монологичной. Рамка диалога означает признание того, что все люди, все народы - разные. Каждый имеет право на свои подходы и взгляды, но никто не имеет права навязывать их другим. Отказывая себе в праве на такие безосновательные претензии, мы получаем возможность мирного сосуществования и важнейший ресурс развития во взаимодействии разных подходов, интересов и взглядов, разных культур.

Право мыслится в данном контексте как предельная рамка коммуникации (диалога) в конфликтной ситуации. Рамка права означает принятие принципа формального равенства всех граждан страны (включая находящихся у власти) или всех субъектов международных отношений перед судом и законом. В рамках права не может быть врагов, а могут быть только оппоненты, союзники, противники. Все конфликты могут решаться при этом либо коммуникативными средствами, либо в судебном порядке.

1.4. Принятие названных рамок вовсе не обозначает "благорастворения" политических субъектов, отказа от защиты национальных интересов, от патриотизма. Более того, сам по себе диалог невозможен без четкого самоопределения и взаимоопределения участников. Отличительной особенностью культуры мира оказывается "лишь" смена приоритетов и рамок: рамка права выступает как объемлющая по отношению к любым интересам. Патриотизм приобретает тогда гражданский, или конституционный характер (в отличие от этнонационального), а само понятие Родины переосмысливается в духе Вацлава Гавела, как задаваемое не одной какой-либо идеей — этнонациональной, культурной, исторической, географической и т.д., а обязательно множеством подобных идей. Выпячивание одной из них в ущерб другим как раз и характерно для "культуры войны".

1.5. Требует дальнейшей проработки новое и специфическое для культуры мира понятие опасности/безопасности. Если "культура войны" исходит из представления о внеположенных опасностях и угрозах, подобно злым духам населяющим внешний мир, то культуру мира мы связывали бы с представлением об опасностях как имманентных характеристиках наших систем мышления и деятельности. Опасности здесь прежде всего мыслятся как продукт собственного недомыслия и недоработок.

1.6. Понятийная работа, работа по выработке понятий должна стать одним из важнейших направлений процесса программирования формирования и развития КМ. Предстоит тщательная проработка таких понятий, как "мир" и "конфликт", "опасность" и "безопасность", "насилие" и "ненасилие", наконец, "культура мира" и "культура войны". Разумеется, должно быть осмыслено и использовано все, что уже сделано в этой области, но тот очевидный факт, что и в сфере обсуждения проблем КМ мы далеки от "мира", должен предохранять от излишнего оптимизма.

Должны быть в полной мере использованы существующие уже методологические разработки. Мы в этом отношении опираемся на результаты многолетней работы одного из наиболее значительных интеллектуальных движений России ХХ века — Московского методологического кружка (ММК). В основном тексте Концепции мы останавливаемся на трех ключевых понятиях, без уяснения которых нельзя понять суть предлагаемого подхода — понятиях "программа", "культура" и "проблематизация" (в Приложении эти и ряд других понятий рассматриваются более подробно и систематично).

Следует подчеркнуть, что на наш взгляд скудость понятийного обеспечения нашей общественной практики есть вещь отнюдь не случайная: тоталитарному обществу не было нужно мышление. Не нужно оно и криминально-олигархическому капитализму, пришедшему на смену коммунистическому режиму. Мышление нужно как раз гражданскому обществу — как средство решения его проблем и коммуникации между его членами и составляющими.

Суммируя все сказанное выше, можно сделать общий вывод о взаимообусловленности и взаимной мотивированности развития КМ, формирования гражданского общества и разработки эффективных мыслительных средств.

2. Ключевые понятия

2.1. Программа

Организационно-техническим средством управления искусственно-естественным процессом развития общественной системы служит программа.

Слово "программа" звучит привычно. Все мы слышали об учебных программах, о "целевых" программах и "комплексно-целевых" программах. Мы здесь используем методологически проработанное понятие программы, содержание которого значительно отличается от того, которое обычно вкладывается в этот термин. Речь при этом идет не о чисто теоретических разногласиях. Мы глубоко убеждены, что неверное понимание того, что такое подлинная программа, подлинное программирование, подлинно программная организация работ и есть причина неудачи всех начинавшихся реформ и нерешенности мучительных для нашего общества проблем.

Программа есть сложноорганизованное знание о своих действиях. Программирование — мыслительная деятельность по созданию программ — есть первая и необходимая часть и этап всякого комплексного начинания.

Программу, как мы уже писали во вступительном разделе, следует решительным образом отличать от плана. В основе этого различия лежит в свою очередь представление о принципиальном различии между задачей и проблемой, и, соответственно, между задачным и проблемным (проблематизирующим) подходами к ситуации. Задачи — это такие цели преобразований,которые обеспечены необходимыми методами и средствами их решения, тогда как проблемы (по-русски, "разрывы впереди") — это цели, не реализуемые с помощью наличных методов и средств. Кроме того, ни цели, ни задачи в нашем понимании не существуют "естественно", сами по себе, а должны быть ещё выявлены и поставлены как таковые (либо как задачи, либо как проблемы — в зависимости от ситуации).

Мы, далее, различаем программную (ориентированную на решение проблем) и плановую (направленную на решение задач) организацию деятельности, полагая, что вторая может и должна использоваться вслед за первой, по мере постановки проблем, их решения, разработки необходимых для этого методов и средств.

Отсюда и вытекает, что программа в подлинном, единственно плодотворном смысле слова не содержит никаких раскладок по времени, исполнителям и ресурсам; она задает только направления, в которых надо двигаться. К программной организации работ приходится обращаться в случаях, когда мы имеем дело с объектами, преобразование которых несоразмерно нашим сиюминутным возможностям, с объектами, подконтрольными нам лишь частично и живущими по своим имманентным законам. Программирование необходимо во всех тех случаях когда задуманные преобразования сталкиваются с "сопротивлением материала", для преодоления которого наши методы и средства недостаточны. Но из этого следует, что ни потребные ресурсы, ни подходящие разработчики и исполнители, ни, тем более, сроки реализации программы не могут быть назначены заранее. Более того, как уже говорилось, даже цели задуманных преобразований на первом этапе могут быть намечены лишь в самом общем виде: это вначале скорее ориентиры и направления, конкретные же цели рафинируются (и часто меняются) в ходе проработки, развёртывания и реализации программы.

А вот в плане мы детально прописываем, что мы будем делать. Но план работ можно составить только в том случае, если у вас есть образцы и прототипы достижения поставленных целей, т.е. готовые средства. Когда же ищется нечто новое, когда ведутся "поисковые работы", план превращается в фактор их дезорганизации и разрушения.

Необходимо подчеркнуть, что применяемое нами представление о программах и программной организации работ радикально отличается от того, что у нас принято именовать "целевыми комплексными программами". Последние суть типичные планы, в чем легко убедиться, обратившись к соответствующим нормативным документам (Постановления Правительства РФ от 27.08.1992 г. и от 26.06.1995 N594 с изменениями на 21.07.1998), где программой именуется "увязанный по ресурсам, исполнителям и срокам осуществления комплекс... [разного рода] мероприятий, обеспечивающих эффективное решение задач... развития РФ".

Прилагая сказанное к программе развития КМ, мы утверждаем, что имеем здесь дело в точности с такой ситуацией (и таким "объектом"), которые требуют программного подхода и что, напротив, применение здесь подхода планового не может привести ни к чему иному, нежели к созданию фиктивно-демонстративного продукта, либо получению результатов, в корне отличающихся от первоначального замысла.

2.2. Программная организация работ

Согласно современным методологическим представлениям процесс программирования предполагает и включает в свой состав пять типов технологических единиц:

(1) анализ ситуации (особым случаем анализа ситуации является тот, когда ситуация имитируется игровым образом и имитируемая деятельность экспериментально исследуется как модель интересующей нас ситуации);

(2) тематизация (определение объектной области и объекта исследований и разработок);

(3) целеполагание (развертывание целей; при этом могут быть цели, заданные в форме указания на продукт предстоящей работы, а могут быть цели в форме указания на ситуацию, которая нас не устраивает и должна быть изменена в определенном направлении);

(4) постановка и решение задач;

(5) проблематизация (выход в рефлексивную позицию и обращение к собственным структурно-функциональным представлениям деятельности и мышления на предмет выяснения их полноты и достаточности).

Процесс программирования принципиально нелинеен: он не мыслим без поступательных и возвратных переходов, без переброски обрабатываемого материала из одной технологической единицы в другую (цели переводятся в задачи или проблему, описания ситуации — в формулировки целей и т.п.). В так организованном программировании все, что в него вовлекается, подвергается преобразованию в разных технологических единицах, непрерывно трансформируется и перефункционализируется. Скажем, перевод цели в задачу может сопровождаться кардинальным изменением описания ситуации и т.п. "Сборка" результатов процесса программирования, остановленного в разные моменты времени, даст разные программы.

Процесс разработки программ с необходимостью сопровождается еще двумя организационно-управленческими процессами: (1) оргпроектированием и (2) планированием.

Оргпроектирование решает задачу создания структуры организации, которой можно управлять, в частности, посредством той или иной ресурсной политики.

План должен содержать в себе распределение работ в привязке к исполнителям, сроки их выполнения, стоимость и источники финансирования.

2.3. Проблематизация и конфликт

Стратегия проблематизации основывается на упоминавшемся фундаментальном различении задачи, средства и методы решения которой у нас есть, и проблемы, для решения которой у нас таких средств и методов нет. Смысл определения ситуации как проблемной — в необходимости выработки новых методов и средств для перевода поставленной проблемы в задачу. В рамках этой стратегии нужно стремиться предельно точно восстановить и описать конфликтную или противоречивую ситуацию и в самих этих противоречиях и конфликтах увидеть знак стоящих за ними проблем.

Квалификация ситуации как противоречивой или конфликтной запрещает сосредотачиваться на тех или иных целях, сформулированных действующими участниками. Вместо этого мы обязаны брать в качестве новых единиц анализа связки противоречащих (конфликтующих) целей, или позиций, и объявлять их феноменальными выражениями проблем. Сама ситуация в целом объявляется нами проблемной. И это означает, что совершенно бессмысленно искать для нее готовых и легких решений. Здесь требуется работа по объяснению проблемной ситуации, выявлению причин и оснований противоречий и конфликтов и формулированию общественно-значимых проблем, разрешение которых приведет к разрешению и снятию самой этой проблемной ситуации, а вместе с тем и всех ситуаций, аналогичных ей. Но для этого, конечно, зафиксированные нами проблемы должны быть представлены и объяснены как подлинные проблемы. Это значит, что мы обязаны зафиксировать в специальных знаниях, что проблема возникает из-за того, что участники ситуации не имеют необходимых способов действий или не знают тех сторон и аспектов ситуации, которые заставляют их сталкиваться в противоречиях и конфликтах.

Переход к проблемам есть результат осознания и переосмысления всей ситуации.

Начало движению полагает именно негативная фиксация: это не задача, а проблема, т.е. способа решения нет. Но это значит, что надо двигаться какими-то иными путями. Какими — пока неизвестно, но все равно какими-то принципиально иными, нежели те, которыми двигались раньше. Сказав это, мы ставим себя в принципиально иную ситуацию, нежели та, в которую ставили себя раньше. Это будет не задачная, а проблемная ситуация.

Переход в план проблематизации выводит человека на объект и действительность совсем другого рода — на его собственное мышление и на его собственную деятельность. Проблематизация начинается с выхода в рефлексию и смены объекта нашего внимания: таковым становятся наши мышление и деятельность.

В свете сказанного возникает возможность нового, конструктивного подхода к конфликту. Конфликт как ситуация разнонаправленных векторов движения и противоречащих друг другу картин действительности есть нечто не только нормальное и в конечном счете неустранимое — это есть двигатель развития. Мы полагаем, что такое проблематизирующее отношение к конфликту как раз и соответствует духу КМ. Мы упускаем из виду проблему, если одну из заявленных позиций признаем верной, а другую — ложной. Только признавая относительную правомочность противоположных позиций, мы проблематизируем ситуацию и открываем возможность преобразования деструктивного конфликта в конструктивный. А это и есть функция КМ!

При такой трактовке формирование и обогащение КМ оказывается, как уже говорилось, другой стороной концепции развития мышления и интеллектуальной деятельности, которые мы рассматриваем как важнейшую национальную программу для России.

2.4. Культура и культуротехника. Предварительные соображения о культуре мира

В рамках используемого здесь деятельностного подхода "культура" задается принципами структурной организации мира деятельности:

Не всякая деятельность является "культурной". Для того чтобы деятельность приобрела подлинно культурный характер, нужен еще специальный отбор норм и образцов деятельности. Конечно, этот отбор может происходить и естественно, но в ситуациях нас не удовлетворяющих и требующих преобразования возникает нужда в специальной искусственной и целенаправленной деятельности — культуротехнической, для которой культура становится предметом преобразования и переоформления, предметом целенаправленного конструирования и проектирования, предметом специального культурологического анализа и т.д.

Как уже было сказано выше, понятие КМ еще только предстоит выработать в ходе работы над Программой. Пока же — основываясь на предлагаемом представлении о культуре вообще — мы можем лишь высказать самые общие соображения.

(1) В общем случае КМ понимается как совокупность таких норм, эталонов и образцов взаимодействия субъектов в конфликтных социальных ситуациях, которые позволяют разрешить конфликт без насилия, без унижения достоинства какой-либо из сторон, без ущемления ее жизненных интересов и прав человека. Это понимание задает в самых общих чертах представление о желаемом будущем, т. е. задает ориентиры, к которым можно двигаться с помощью программы развития КМ.

(2) В самом широком смысле конфликтная ситуация — это социальная ситуация, в которой позиционеры (субъекты) имеют разнонаправленные интересы и цели. Эти интересы и цели обнаруживают себя как в плоскости коммуникации, так и в плоскости действия.

На что же в социальной ситуации можно воздействовать и какие ее элементы мы можем изменять? Таких направлений воздействия три:

(3) В соответствии с представленным выше понятием культуры квалификации КМ как ориентира означает, что существующая в настоящее время связка "норма—реализация" по каким-то причинам не отвечает нашим требованиям и что для того, чтобы социальные взаимодействия в рамках КМ укоренились в обществе и стали "нормой", необходимо, чтобы им в пространстве культуры соответствовали культурные нормы (либо из уже существующих там, либо порожденные в пространстве прожектирования культурных норм), чтобы эти нормы транслировались через воспитание и обучение и поддерживались социальными институтами, другими словами, чтобы работало новое отношение "норма—реализация" в соответствии с нашей целью.

В этом случае КМ будет представлять собой подпространство культуры, задающее новые культурные нормы социального взаимодействия.

Таким образом, если в настоящее время КМ задается как "рамочная" конструкция, то в ходе реализации программы, в процессе развития КМ, в качестве положительного наполнения понятия КМ должны быть получены:

3. Запуск процесса программирования

Для того, чтобы запустить процесс работы над Программой развития КМ в России, очевидным образом должны быть приняты политические решения

Более конкретный характер этих шагов существенно зависит от того, будет ли эта Программа рассматриваться как федеральная программа РФ, получит ли она соответствующую финансово-организационную поддержку, и (при положительном ответе на этот вопрос) от того, когда такие решения будут приняты. Нижеследующие организационные предложения относятся к этому, позднейшему этапу работы над Программой. Начальные же шаги и условия их успешного осуществления рассматриваются в разделе "Начальные шаги".

Для успешного осуществления процесса программирования:

1. Должна быть создана организационная структура управления Программой, совмещающая в себе федеральный управляющий орган — Дирекцию Программы — с сетевой организацией региональных программ. Это означает, что общими для всей страны (как отчасти и для всего мира) могут быть лишь самые общие рамки и принципы КМ (т.е. концепция), обеспечивающие возможность её последующей сборки в одно целое. Всё остальное как содержательное, так и организационное наполнение работы проводится "на местах": в соответствующих сферах деятельности, регионах, городах и т.п., где для этих целей формируются соответствующие сетевые центры (своего рода "мини-дирекции").

2. Дирекция федеральной программы (и в границах своей компетенции дирекции региональных программ) должны быть наделены управленческими (а не только координационными) функциями по отношению к предстоящей работе.

3. Персональный состав дирекций целесообразно определять с помощью конкурсов. При этом в качестве оптимальной, достаточно отработанной и апробированной формы конкурсов могут стать организационно-деятельностные игры, которые прекрасно вписываются в процесс программирования и должны стать средством решения не только кадровых, но и содержательных вопросов.

4. Концептуальное единство работ по программе, удержание их общей смысловой направленности и потенциальную совместимость результатов должны обеспечивать специальные подотчётные Федеральной Дирекции службы — методологического обеспечения исследований и разработок; мониторинга; авторского надзора (призванная отслеживать результаты осуществляемых по программе действий и вносить соответствующие коррективы); прикладных научных исследований; собственно программная служба (ответственная за дальнейшее развёртывание программы с учётом материалов, поступающих из всех перечисленных служб); Public Relations (обеспечивающая тесную взаимную связь Дирекции программы и всеми заинтересованными сторонами).

4. Начальные шаги программирования

1. Создание электронного банка данных по проблематике КМ. Банк должен аккумулировать как разнообразную информацию, требуемую для работы над Программой (статистическую, событийную, персональную, библиографическую, терминологическую и т.д.), так и все релевантные Программе исследовательские и проектные разработки. Это, в частности, означает, что в банк попадают все продукты, возникающие в ходе работ, осуществляемых в рамках обсуждаемой Программы. Соответственно, первоначальное содержание банка данных составят продукты работ, осуществленных как "начальные шаги" работы над Программой (см. нижеследующие п.п.).

2. Подготовка аналитических обзоров по результатам уже осуществленной исследовательской, проектной и практической деятельности. В числе первых должны быть проанализированы и описаны в соответствующих обзорах

3. Работа над тезаурусом по предмету КМ и родственным предметам (конфликтология, исследования мира, технология организации коммуникаций, психология агрессивности и т.д.). Следует оговорить, что на начальном этапе назначение такого тезауруса — прежде всего упорядочение терминологии в качестве материалов для последующей понятийной работы.

4. Организация коммуникации заинтересованных и компетентных субъектов, действующих в рамках охватываемого Программой предметного поля. Методологически осмысленно организованная и оснащенная необходимыми средствами коммуникация, как явствует из концепции Программы, есть вообще одна из важнейших составляющих работы над Программой. Уже на начальном этапе целесообразно осуществить следующие коммуникативные мероприятия:

5. Конкурс экспериментальных учебных пособий по КМ. По результатам конкурса может быть издано несколько учебных пособий различного типа, результаты опробования которых заинтересовавшимися учебными заведениями станут, соответственно, предметом последующего исследования и осмысления.

В случае принципиального одобрения настоящей концепции и предлагаемых начальных шагов работы над Программой разработчики готовы представить примерные сроки и расчеты затрат для тех работ в рамках "Начальных шагов", исполнение которых они готовы взять на себя.

 

5. Основные направления работы над Программой развития культуры мира

1. Подход, предлагаемый нами для развития КМ в России — программный подход, предполагающий разворачивание долгосрочного и сложным образом организованного процесса программирования, — исключает возможность разрешать конфликт, оставаясь в пределах области его видимого проявления. Мы, тем не менее, выделяем три стратегических области, имеющих ключевое значение для утверждения КМ и в наибольшей мере поддающихся программируемому искусственно-техническому воздействию: область политики и права, СМИ и образование.

2. Перед тем как перейти к этим стратегическим областям, назовем принципы, которые мы считаем основными для предлагаемого подхода. Это принципы: (1) проблематизации (постановке задач предшествует выявление проблем); (2) распредмечивания (упомянутая выше невозможность оставаться в пределах предметной области); (3) управления развитием (в противоположность административному руководству функционированием); (4) субъективации (принятия на себя ответственности за осуществление предлагаемых решений); (5) ответственности за будущее (в противоположность безответственному экспериментированию); (6) парадигматизации (обязательного закрепления новации в культуре); (7) принцип "от чужого к иному" (противостоящий ксенофобии).

3. Основное направление преобразований в политико-правовой области очевидно: от повсеместно господствующей политики силы к политике права, развития и ответственности. И дело в том, что, хотя такая формулировка, взятая сама по себе, лишь на уровне принципа, воспринимается как банальная, технология программирования, если ее правильно запустить, позволяет наполнить этот принцип реальным содержанием.

Исключительно важно, что программирование осуществляется в идеальном пространстве и связано с реализацией лишь через имитацию. Именно поэтому — в соответствии с принципом ответственности за будущее — программирование позволяет "заглянуть в будущее" без разрушительных последствий. Без того, чтобы в режиме имитации осуществить хотя бы первые шаги программирования в политико-правовой сфере, определяющей рамки всех процессов в обществе, обсуждать программу развития КМ, с нашей точки зрения, непродуктивно.

4. Образование — область, в которой результаты не достигаются скоро. Но ее решающее значение для развития КМ несомненно, поскольку:

Ясно, чем здесь нельзя ограничиться: введением дополнительных специальных предметов.

Что же нужно? Нужно менять образовательную парадигму:

Типология этих компетенций, а также средств и методов их формирования есть дело специальных исследований и разработок в процессе работы над Программой. Ясно, однако: чтобы человек мог отвечать на вызовы третьего тысячелетия недостаточно получать знания об объектах своей деятельности — он должен уметь самоорганизовываться, саморазвиваться, ставить и решать проблемы. Это то, чему сейчас не учат ни в школе, ни в вузе.

Итак, основное направление изменений в образовании таково: от информированности к компетенциям, к компетентной личности.

5. Суть проблемы СМИ состоит, на наш взгляд, в выпадении основной их функции в современном обществе — функции организатора и площадки массовой коммуникации ("средства массовой коммуникации", СМК — так они справедливо называются на Западе!). В этой функции СМК могли бы стать:

(1) средством самоопределения основных субъектов конфликтных ситуаций — как общероссийских, так и локальных — и тем самым выявления истинного, проблемного их содержания;

(2) площадкой для имитационного проигрывания альтернативных вариантов развития;

(3) площадкой многопозиционной коммуникации;

(4) инструментом коллективной аналитической и проектной работы с привлечением сильнейших интеллектуальных ресурсов страны.

В этой функции СМК становятся важнейшей составляющей системы программной организации работ.

Кратко сказанное может быть выражено в следующей формуле: от информации к коммуникации, от СМИ к СМК.

Что касается других областей и сфер деятельности, то мы вынуждены ограничиться здесь указанием на те направления работы, которые считали бы разумными в рамках движения к КМ по некоторым их них.

Основные направления работы по шести областям сведены в таблицу.

Наименование области или сферы деятельности

Основные направления работы (ориентиры)

1. Межнациональные отношения

Возможно более полное вычленение в составе этнических конфликтов их более рациональных составляющих экономических, социальных, политических, культурных, религиозных); движение от этнонационального к гражданскому (конституционному) патриотизму

2. Оборона и военное строительство

От милитаризации страны к эффективным, высокопрофессиональным вооружённым силам, действующим исключительно в рамке права

3. Культура

Выработка и активное проведение государственной культурной политики в рамках диалога с другими субъектами культурной политики.Развитие российской системы относительно автономных этнокультур, интегрированной в систему мировой культуры

4. Религия и церковь

Углубление и последовательное применение принципа свободы совести. Организация перманентного диалога представителей разных конфессий

5. Клубная (досугово-коммуникативная) сфера

Содействие восстановлению разрушенной клубной сферы во всех её проявлениях и формах

6. Спорт

Развитие всех форм массового спорта

6. Подведем итоги:

Речь идет о проблемной прорисовке ситуации, позволяющей проанализировать не столько внешние обстоятельства, сколько способы организации самой деятельности в этих обстоятельствах.

У страны должна появиться в конце концов хоть какая-нибудь программа. Жить вообще без программ — как мы живем сейчас — это путь деградации.

send reaction

BACK