Poesis 

Не пора ли уже что-то менять?

Юрий Скоморовский

На днях я получил еще одно подтверждения того, на чем строится политика израильских властей. Вместе с известной вам историей моего столкновения с арабами, когда я пас скот на ферме в Суссии, а армия, никого не предупредив, отдала поле арабам, это уже убеждает.

Битуах Леуми удерживал с моей Автахат Ахнаса 900 шекелей ежемесячно за то, что я в качестве добровольца пас скот на ферме в Суссии. За это я получал жилье и питание, но не деньги. Два года назад я прекратил пасти там стадо, но Битуах Леуми продолжал удерживать с меня 900 шекелей. Когда я спросил, почему, мне ответили, что я должен принести заверение от хозяйки фермы, что я больше там не работаю, или прислать его по факсу. Дважды хозяйка фермы присылала им по факсу такое заверение и дважды чиновники Битуах Леуми говорили, что ничего не получали. В третий раз я принес им заверение собственноручно. Мне сказали, что я должен пройти к главному чиновнику и отдать ему. Я так и сделал. Главный чиновник, смуглый молодой человек, с усиками, очень похожий на араба, взял заверение хозяйки фермы, и не глядя на меня, скучным тоном спросил, каково мое постоянное место жительства. Я ответил, что постоянного места жительства не имею, т.к. у меня нет денег на съем жилья. Молодой человек сказал, что я должен указать место моего постоянного жительства, иначе заверение он не примет. Я ответил, что живу у приятеля в Мицпе Хагит, что соответствует действительности. Молодой человек заставил меня написать это на листе бумаги и собственноручно написать на том же листе, что я не работаю на ферме. Я так и сделал. Через неделю я пришел в Битуах Леуми и спросил, какие изменения в моей Автахат Ахнасаю Мне ответили, что я должен принести от хозяйки фермы заверение, что я не работаю у нее. Я понял, что надо «идти другим путем» и пошел к адвокату.

Адвокат сказал, что я должен получить в Битуах Леуми расписку с печатью в том, что они получили заверение и, если и после этого, они скажут, что не получали, он откроет дело. Я съездил в Суссию, взял у хозяйки заверение, пришел в Битуах Леуми и подал его тому же самому молодому человеку с усиками. Я сказал, что поскольку уже четвертый раз пытаюсь вручить им заверение, прошу дать мне расписку с печатью о его получении, а также прошу молодого человека назвать свое имя и фамилию. Молодой человек тем же скучным тоном ответил, что укажет это все в расписке. Потом он ознакомился с заверением хозяйки и спросил, работаю ли я там до сих пор. Я очень удивился и спросил, понимает ли он иврит. Молодой человек ответил, что там это не написано. Я сказал, что уже проходил это все в Советском Союзе, которого уже нет, поэтому прошу только дать мне расписку, с которой я пойду к адвокату. Молодой человек хотел отпечатать расписку на своем рабочем месте, но как я заметил, рядом сидящая женщина что-то сказала ему, и он отнес расписку на другое рабочее место, там отпечатал и поставил печать. На расписке было отпечатано женское имя. Я сказал, что поскольку глубокоуважаемый господин собственноручно взял мое заверение, прошу глубокоуважаемого господина указать свое имя и фамилию. Молодой человек впервые улыбнулся и написал это на расписке.

Отойдя на несколько домов, я попросил прочесть, рукописные имя и фамилию молодого человека. Как я и ожидал, он оказался арабом. Как меня, еврея, «подставили» под арабов на поле в Суссии, так и этого молодого араба «подставили» под меня в Битуах Леуми. Известная еще с древнего Рима политика «раздувай конфликт и наживайся».

Не пора ли уже что-то менять?


Отсюда Вы можете послать сообщение в Проект:

Your Name:               

Your Email Address:    

Comments:

Or mailto: laan34@013.net.il

BACK