Зачем поставили памятник Бандере во Львове?

А.Казарновский

Вопрос возникает при чтении статьи Аркадия Молева: Львовские впечатления. В последние недели статья интенсивно циркулирует в почте. Значит, зацепила. Все дальнейшее - мои размышления о том, надо или не надо публиковать статью на сайте Всеизраильской Ассоциации "Уцелевшие в концлагерях и гетто", модератором которого я являюсь.

При первом чтении статьи, внимание целиком сосредотачивается на том, что видит автор. А видит он, что сооружение памятника - антисемитская выходка украинских националистов-фашистов. Бандера воскрес!

У тех, кто поддерживает публикацию, аргумент ясный и чёткий: к проявлениям фашизма и антисемитизма нельзя относиться равнодушно, тем более, это наша обязанность - о чем сказано в Уставе. А то, что Бандера в этом деле проявил большой энтузиазм и руководил самодеятельностью, свидетельствуют очевидцы , и спорить здесь не о чем. Стало быть, памятник антисемиту Бандере - антисемитский.
Возражающие против публикации говорят, что Ассоциация не должна вмешиваться в конфликт России и Украины, и вообще Ассоциация не вмешивается в политику. Они успокаивают несогласных тем, что Бандера со товарищи всю войну просидели в концлагере (многие из них там были убиты) и нечего шить ему дело - львовских евреев немцы убивали.
Такие две позиции полярны только на первый взгляд, основание у них одно и то же. Обе меня не устраивали. И вот почему.

Первая позиция не учитывает контекст увиденного Молевым во Львове - воспринимает сегодняшний памятник и Бандеру 75 лет тому назад как нечто одно, а не как разное. В этой позиции не принято отделять мух от яичницы, поскольку насельники позиции убеждены в неизменности мира. Спрашиваешь, почему так? Отвечают: "Это же очевидно!". Здесь не задаются вопросом: «зачем украинцы героизируют антисемитов-преступников?» - ответ уже задан на все времена: "Затем, что они антисемиты" (4). Пребывая в такой априорной, оторванной от реальности "очевидности", нельзя понять смысл увиденного, стало быть, и реакцию на памятник.
Для второй позиции главное в любой ситуации - минимизировать ущерб (не потерять лицо, не конфликтовать с вышестоящим мнением и т.д.). Ситуация нестандартная, готовых решений нет, чтобы самим разобраться не хватает знаний, опыта мышления, значит, исходить надо из того, что «как бы чего не вышло. Лучше запретить и замолчать». Привычка к самоцензуре, глубоко сидящая в нас, может, в нашей сущности, и трудно замечаемая. Привычка, сформированная долгим периодом страха и постоянного недопонимания происходящего вокруг. Не обижайтесь – это только предположение. Но вот суждение о политике - просто недоразумение: любая общественная организация политикой реально занимается. Политикой занимаются даже секты и тайные общества, хотя не публично. Где потом находился Бандера, когда немцы пришли во Львов, знают все ровно в той же мере, в какой известно, чем он и его друзья не покладая рук, под ликование толпы жителей, занимались с 1 по 3 июля 1941 (напомню результат: около 10 тыс. трупов: евреи (см. фото львовского погрома), поляки, русские, в общем, все неукраинцы), а также о дальнейшем сотрудничестве с немцами до 1944 года (около 200 тыс. убитых евреев только на Волыни)(1). Эта позиция - рудимент советских времен - востребуется всякий раз, когда начальнику нужно продавить решение, аргументировать которое он не может или не хочет. А такие ситуации возникают ежеминутно одна впереди другой. Поэтому здесь вранье, уход от темы, сокрытие своих оснований - обычное дело. В общем, "ложь во благо". Позиция не диалогична, а маргинала могила исправит.

Хотя на первый взгляд позиции разные, их объединяет то, что обе обходятся без мышления и действуют рефлекторно, из-за чего (осмысленная) деятельность заменяется поведением. В первой позиции поведение обосновывается "ретроактивной очевидностью" - что бы ни увидел, всегда пою о том, что когда-то в детском саду разучил, во второй - директивой, не обязательно внешней (!). (Хороший пример того, что если мышления нет, то спорить, о чем его нет и какими муляжами оно заменено, бессмысленно).

На мой взгляд, эти позиции равно не могут претендовать на выражение официальной точки зрения Ассоциации по поводу оценки статьи. Я не увидел возможности решать вопрос о публикации на их основании, и хотя пребывал в сомнении, решил все же статью опубликовать, поскольку тема показалась важной, и я надеялся, что через обсуждение можно найти не только более реалистическую позицию оценки статьи, но и точнее сформулировать отношение Ассоциации к антисемитизму. То есть, надеялся на какую-то третью позицию.Спустя день после того, как статья появилась на сайте, я ее снял по просьбе не любящих диалогов трудящихся - "до выяснения". Давайте выяснять.

В чем я сомневался?
Вспомнил Берлинскую конференцию 2012 года. Там много говорили о росте антисемитизма и призывали бороться с ним. На конференции я не был, но читал все материалы в СМИ, имевшие отношение к конференции, расспрашивал делегатов. Удивительно было то, что случаи антисемитизма подавались из упомянутой первой позиции, т.е. вне времени, места и конкретной ситуации. Хуже, что я не нашёл никакой критики такого подхода. Вроде все заранее были убеждены в том, что "антисемитизм вечен и неизбежен везде и всегда", и "проблема антисемитизма" состоит в совершенствовании средств его визуализации и осуждения (7). Я тогда написал небольшую заметку о том, что это не всегда и не везде. Всем известна наша особая чувствительность к критическим выступлениям, все они квалифицируются нами как антисемитизм, и наша предвидимая на 100% реакция может использоваться в политических играх с дурными целями. Организовать и реализовать их может кто угодно, а евреи просто становятся объектами манипулирования (6). Также бывает, что акторы, действия которых мы воспринимаем как антисемитские, совсем о нас не помышляли, а просто следовали своим, не относящимся к нам целям. Чтобы не суетиться и не играть мальчиков для битья в чужих играх, нужна конкретика: в каждом случае надо выяснять, кто и зачем. Заметка на сайт не попала, куда-то сгинула. Вот я о ней вспомнил, и показалось, что мы имеем дело как раз с таким случаем.
И еще вспомнил, что в Киеве произошла не революция, а переворот - не по признаку "легитимно - нелегитимно", а по результату. Институциональные преобразования пока не состоялись: структуры и соотношения власти, политики и управления не изменились, как был введённый Кравчуком и доведённый до неприличия Януковичем олигархический (точнее, паханский) строй, таким до сих пор и остается, сменились лишь действующие лица. Как главной линией "государства" было выращивание и защита интересов паханов - а сейчас еще и военными средствами - такой и осталась. По-прежнему единственный инструмент разговора правителей со своим народом - насилие, решение проблем по заветам вождя: "нэт человэка - нэт проблемы". Суждение о том, что сие есть результат невежества одних и некомпетентности других, может быть, и верно, но неконструктивно: в Украине пока не видна прагматическая позиция, которая могла бы на его основе делать выводы относительно конкретных действий и реализовать их.

Переворот прискакал на двух лошадях: социальное движение против бандитского режима (тут население было единодушно – всем припекло) и национальное движение(5). Исторически оба движения наиболее слитно выражены в Западных районах Украины (требования унитарности, повальной люстрации, единого языка, соборности и т.д. исходят оттуда). Но социальные и национальные чаяния, прозвучавшие на Майдане, не реализованы, и борьба за них, очевидно, будет продолжена. Что в ней (борьбе) для нас главное - формы проявления или смысл? Что приемлемо, что неприемлемо, но, как показывает история, неизбежно? Вам это что-то напоминает?

Отмотайте назад лет 70. Вот именно. ЭЦЕЛ и ЛЕХИ взрывали и убивали, но никто не считает их англофобами или арабофобами. Тем более, нельзя заподозрить в этих фобиях их идейных наследников.

Антисемитские выступления время от времени происходили и происходят в Украине, однако никто не отмечает, что в связи с памятником они участились или приняли какие-то особые формы.
Разумеется, героизация палачей 1941 года вызывает у меня (и не только) соответствующие ассоциации и чувства, но я считаю, что те, кто сегодня создаёт их культ, не имеют в виду евреев (2), (3) (как и поляков и русских). Считаю потому, что актов антисемитизма, как-либо связанных с созданием и открытием памятника, не было. Ну не было, и ничего с этим не поделаешь. Когда нет конкретных фактов, утверждать, что памятник "уже сам по себе", в силу своего наличия, направлен против евреев, может только параноик. Вряд ли когда-нибудь мы забудем и простим преступления нацистов, но мы уже различаем немцев 41-45 гг и немцев сегодняшних. И по-разному к ним относимся. Вряд ли когда-нибудь мы принесем цветы к памятнику палачу, но понять, какой смысл в создание памятника вкладывают сегодняшние украинцы, какое послание они нам шлют, мы обязаны, потому что еврейско-украинские отношения (как и всякие другие) должны определяться не столько памятью о Бандере, сколько сегодняшними и будущими нашими задачами. Чтобы "жизнь продолжалась", желательно отличать в реальности мух от яичницы, то бишь прошлое от настоящего.

Без национальных героев - символов борьбы за независимость, успех национального движения проблематичен. Нам в этом отношении было куда легче, можно было выбирать вдохновляющие символы, начиная от Моше Рабейну, через Шломо аМелех, Маккабим, Бар Кохбу, Массаду и т.д. и т.д., до выдающихся, мирового уровня еврейских деятелей 20 века и героев сопротивления нацизму. У украинцев ничего этого нет: ни традиций государственности, ни исторических символов. Так что, отказаться от национального возрождения? Нет, надо набраться духа, окаянства и, используя подручные средства-образцы, изобрести свою мифологию-историю с самого начала, (ничего нового и нелегитимного в этом нет, важно только самим не потерять различение "историографии" и "истории", чтобы знать, где в этом творческом процессе проходят красные линии: первая - наука, вторая - интерпретация ее резуьтатов в поддержку политических программ. Тов. Сталин обосновал бы короче: "другых гэроев у нас для вас нэт!"). В этом и смысл памятника (сделанного, не долго думая, в стиле памятников В.И.Ленину, как многие подметили), и смысл факельных шествий (скопированных с гитлеровских мистерий), и нереалистичных до наивности лозунгов типа «один народ, один язык, одна вера» и "москаляку на гиляку!" (правда, вот тут вылезло шило из мешка: у "москалей", как известно из истории, принято считать народ подвластным "быдлом" и разговаривать с ним (читай: "приказывать и врать во благо") с позиции силы, АТО в Юго-Восточном регионе Украины точно копирует ту же кондовую традицию. Давно было сказано: "По делам их узнаете их". По делам, а не по лозунгам. Каким способом вы "защищаете революцию", таким и будет результат вашей "революции", потому что результат есть свертка деятельности со всеми ее свойствами и качествами. Призывая к свидомости, демократии и свободе и в то же время уничтожая людей ради торжества этих ценностей, вы остаётесь и останетесь несвидомыми, тоталитарными и рабами. Так какого москаля на гиляку - бродатого или чубатого?), "народной люстрации" (очень быстрый и дешевый способ парализовать страну), "вы - огромные, мы - великие!" (это уже клиника), и действий, балаганная форма которых продиктована участием в них толпы и наличной культурой (но - "Другой культуры у нас для вас нэт!"). Полагаю, в недалёком будущем мы увидим еще много дурацких и смешных проявлений экстремизма, которые могут выглядеть как покушение на евреев, на поляков, на чукчей... Но прежде, чем давать ход первым впечатлениям, надо внимательно анализировать смыслы проявлений. Если думать, что памятник воздвигнут, чтобы запугать евреев, поощрить антисемитов, выразить или вызвать враждебность к нам – это ошибка. Наша реакция будет адекватной, если будет строиться не как безусловный рефлекс на символ (как у собаки Павлова), а с учетом его смысла (как у людей).

А украинцам желаю задуматься. Не о евреях, о себе:
- Украина - многоэтническая, многоконфессионная страна. Так сложилась история. Продуктивно ли, осмысленно ли и вообще возможно ли в наши дни возвращаться во времена Тамерлана (8) и сокращать это разнообразие только потому, что не хватает мозгов обратить его себе на пользу?
- С древних времен для сплочения людей специально создавался образ внешнего врага, без победы над которым невозможно всеобщее счастье. У Украины есть шанс обогатить мир важным контрпрецедентом. Можно ли надеяться, что найдутся люди, способные это сделать? Или в эпоху януковичей интеллект был полностью выжжен?
- Можно ли понимать и осуществлять национальное возрождение как "борьбу за", а не "борьбу против", как мобилизацию собственных творческих сил, а не возвышение за счет ущемления и унижения других, как процесс созидания, а не разрушения и уничтожения своего народа? Можно ли понимать развитие не как "до основанья, а затем", а как последовательное, пошаговое разрешение реальных проблем настоящего?(9). Главное, возможно ли все это в условиях паханского режима? И в связи с последним вопросом:
- Устроит ли вас результат, если национальная и социальная революции не будут проходить параллельно как составляющие одного механизма?

И еще желаю пройти без больших потерь тот путь, который прошёл Израиль.


Вернемся к А.Молеву.

Он добросовестно описывает обстоятельства и свои ощущения, но ситуацию выстраивает по видимости, потому диагностирует неверно. И мы повторим его ошибку, не взяв в расчёт смысла ситуации. Это – к оценке первой позиции.
Полагаю, стоит опубликовать статью Аркадия (с соответствующими комментариями!) как пример контрпродуктивности оценки ситуации по видимости, а не по основаниям, и как пример бесплодной борьбы с символами, не поняв их смысла, и как пример переоценки вроде бы стандартной ситуации, когда мы ее расширяем и видим то, что было скрыто.

Есть и другое соображение в пользу публикации: я обошёлся без "русско-украинских отношений" (чего о них говорить, если сегодня это эвфемизм конкуренции за место альфа-самца), без рассказов об идущей войне (которая не только глупость, а преступная глупость - но об этом надо говорить отдельно), без ссылок на Америку, Европу, НАТО, Крым и без многозначительных недоговорок, понятных только почитателям политкорректности и членам тайных обществ - для прояснения нашего (еврейского) отношения к движению национального возрождения Украины они оказались лишними. Они не убеждают, а затемняют суть дела. По-видимому, те, кто придерживаются второй позиции, полагают, что «убеждать лучше в темноте». Вот в связи с этим публикация статьи также была бы оправдана, если бы послужила поводом для обсуждения пагубности такого взгляда на мир: в конечном счете ложь во спасение больше вредит не тому, кому повесили лапшу, а тому, кто вешает (один из материалов по этой проблеме недавно уже опубликован: Ари Шавит. В ожидании варваров. Интервью с проф. Бени Моррисом).

16.11.14.


Примечания.

1. Расстрелы заключённых НКВД и НКГБ (1941) и еврейские погромы во Львове.

2. Ян Гросс, известный исследователь Холокоста, писатель, политолог, автор книг "Соседи" (о массовом убийстве евреев в Едвабне), "Страх", "Золотая жатва" и др. Выдержки из интервью (27.10.14):

"Желнов: В этом контексте сейчас говорят о роли украинцев в еврейских погромах, в Холокосте, Волынская резня, я имею в виду Украинскую повстанческую армию. Вы видите сейчас проявления того, что происходило тогда? Насколько вы согласны с этими оценками?

Гросс: Нет, совсем нет. Я не вижу эха этих событий. Когда я был во Львове год назад, это было до Майдана, тем не менее, эти группы там существовали, и вся эта символика Украинской партизанской армии была видна вполне, во многих местах памятники Бандере. Евреи, с которыми я встречался во Львове, их это волновало, потому что существуют определенные символы, но они не чувствовали угрозы. Также существует история польско-украинского конфликта - Волынская резня и так далее, также существует постоянный диалог польских историков, украинских историков, польских политиков, украинских политиков. Есть, конечно, радикальные группы, у которых собственные символы, к которым они обращаются, но это не переходит в практическое насилие. Очень многие поляки, очень многие евреи живут на территории западной Украины, и ни одна из этих групп не чувствует угрозы физического насилия.
Я – поляк и еврей одновременно. Я писал о насилии во время войны. Я все это изучал, и ничего подобного сейчас нет".

3. Иосиф Зисельс. Стереотип – это не критерий для восприятия действительности: "... мы не видим резкого роста, более того — вообще не видим роста антисемитизма в Украине".

4. Монополии на такой тип "мышления" у евреев нет. Когда Луганск интенсивно расстреливали и были массовые жертвы среди населения, я спросил знакомую нееврейку, живущую в городе:
- Кто стреляет?
- Как кто? - бандиты!
- А кто это?
- Ну, сепаратисты.
- Они что, сами в себя стреляют?
- Ну да, они же бандиты!

5. Кто и как пытается использовать эти движения как инструменты передела собственности и создания невиданных новых возможностей воровства, тоже интересно, но - вне темы.

6. Сегодня так и получается. Это добавление от 26.03.15. Из выступления А.Адамовского (вице-президента Всемирного еврейского конгресса и cо-президента Ваада Украины) на заседании исполкома Всемирного еврейского конгресса 23 марта 2015г видно, что он тоже допускает такую опасность: "Основываясь на профессиональном мониторинге преступлений на почве ненависти, который мы проводим совместно с партнерами, мы допускаем, что целый ряд антисемитских инцидентов последнего года, от физических уличных нападений до поджогов синагог, были специально инспирированы в провокационных целях". Даже учитывая конъюнктурность позиции еврейского официоза в украинских делах, к этим словам следует прислушаться.
Из доклада Вячеслава Лихачева: Антисемитизм в Украине – 2014: "Несмотря на отсутствие твердой уверенности, позволю себе предположить, что некоторая часть антисемитских инцидентов, как насильственных, так и связанных с вандализмом, были инициированы в провокационных целях, для использования в пропаганде, сначала в контексте противостояния бывшего президента Украины Виктора Януковича с протестующими на Майдане, а затем – для легитимации российской агрессии. К провокационным инцидентам с большей долей вероятности я отношу нападения на религиозных евреев в Киеве в январе, осквернение синагоги в Симферополе в феврале, акты вандализма в Одессе, возможно, некоторые другие инциденты".

7. Конечно, такая убежденность возникла не на пустом месте, имеет свои резоны. Здесь я не могу в них вдаваться тем более, что существует большая библиотека многовековой истории антисемитизма и его источниках. Но один резон необходимо отметить потому, что он явно исторический, а потому преходящ. Дело в том, что антисемитизм как компонент деятельности - это инструмент простого объяснения сложного мира, а антисемитизм как ненависть вторичен. Очень охотно его использует любая власть для повышения своей устойчивости: если в кране нет воды, не станешь же объяснять "простому человеку" (каковым является большинство населения в любой стране во все времена), например, какая тут сложная связь с повышением цен на овес и летней температуры, куда и почему "вдруг" исчезли трубы и насосы, каяться в собственной глупости, некомпетентности, алчности и т.д. А сделать так, чтобы вода была постоянно, невозможно: для этого надо понимать, зачем нужна власть и зачем - управление, а понимать некому. Что делают в такой перманентной безвыходности? Проще и эффективнее всего: авторитетно указывают на того, кто ее выпил, "понимание" этого аргумента не требует умственных усилий (прежде всего от власть имущих) и всем доступно. Сначала такая социальная функция антисемитизма могла быть случайным "открытием", но когда подтвердилась ее практическая польза, была занесена в культуру, постепенно превратилась в традицию, в том числе для евреев, и стала воспроизводиться обычным образом. В том, что козлом отпущения был избран избранный народ, а не другие, видимо, сыграла роль беззащитность евреев, которую сами евреи пытались "компенсировать" автономизацией, сокращением контактов со средой. Скрытность жизни вызывала подозрения - почву для мифов, ксенофобии и т.д. по самовоспроизводящемуся кругу. Если сказанное хоть как-то похоже на правду, стоит пытаться прекратить воспроизводство антисемитизма также "обычным" способом (я не упоминаю в числе способов создание еврейского государства, который в этом отношении пока не очень эффективен). Обнадеживают признаки поисков в направлении разрыва контура воспроизводства.

8. В своем движении на запад Тамерлан сравнивал с землей все постройки, выше мечети в Самарканде.

9. Все проблемы всегда находятся в настоящем, поэтому, переходя в будущее, вы или берете их с собой, и тогда ваше будущее не отличается от настоящего, или вы их решаете в настоящем и за счет их решения изменяете настоящее, т.е. переходите в будущее.

Связь с автором: laan34@013.net .


ОБСУЖДЕНИЕ:

20.12.14, 14:09. Э. РА. Если нормально ставить памятник Бандере, почему тогда нельзя ставить памятник Сталину? Не понимаю... Но ведь нельзя же, нельзя!

20.12.14, 15:54. Ответ: Уважаемая Э.РА!
Моя статья отвечает и на вопрос о памятнике Сталину: все зависит от смысла действия, т.е . от ответа на вопрос «зачем». Таков приницп моего подхода.
Если Вы считаете, что такие памятники устанавливаются с единственной целью – реставрировать мерзости, тут и обсуждать нечего: конечно, нельзя. Только больной на голову будет плясать на похоронах. Если предположить, что у таких акций могут быть другие смыслы,  решение может быть другим. А какое предположение Вы примете, зависит от знания фактов, от способности к различению и от Вашего самоопределения. И если у кого-то есть желание оспорить мое решение, именно эти три момента могут стать предметами обсуждения и критики. В то же время я не хочу выступать в роли учителя, понимая, что разрешением альтернативы "рациональность vs предубеждения" на принципиальном уровне никто заниматься не будет, и дальше говорю лишь о своем решении.

Ваше основание - нравственное чувство. Это важно, но лишь одна из сторон сложной ситуации. Если шире раскрыть глаза, можно увидеть другую сторону дела - рациональную. Я изложил принцип подхода, учел ситуацию в Украине, различил Бандеру и памятник Бандере как разное, указал конкретный смысл памятника. Вот здесь, именно в этой точке, не раньше, пришла очередь давать моральную оценку - не действию, а связке: действию и его смыслом. Мое нравственное чувство подсказало: этот смысл надо поддержать.

Если еще шире раскрыть глаза, можно увидеть и перспективу. Не сомневаюсь, найдутся люди, негативно оцениваюшие идеи национального самоопределения, - это их право.
Как мобилизационная идеология национализм эффективен для поддержки трудно достижимых целей, но когда цели достигнуты, от него очень сложно отказаться, хотя в дальнейшем от него одни несчастья. Споры по этому вопросу непродуктивны: так устроена История, все народы заражались вирусом самоопределения и проходили периоды всплеска национализма, подошла очередь украинцев. По-видимому, национализм - необходимая ступенька в восхождении человечества от частной предметности к универсальному. Пока им не переболеешь, пока на собственной шкуре не убедишься в том, что национализм не только красивая, захватывающая идея, но и провинциальность, деградация и разруха, никакие доводы его не остановят. Кроме силы тех, кто это уже понял. Возможно, народ, не пострадавший в своем национализме, - неполноценный народ. И чем скорее произойдет неизбежное, тем меньше будут потери. Что же касается действий, свое отношение к их содержанию и мыслительному обеспечению я уже высказал.
Если Вы не согласны, бесполезно отрицать результат, пожалуйста, укажите на ошибку в основаниях, в моем подходе. Буду Вам благодарен. Надеюсь, и все читатели.

Еще раз. Полагаю, никакое действие само по себе не дает оснований судить "нравственно" оно или "безнравственно", сперва нужно понять смысл действия. Или - в более широком плане - смысл деятельности, включающей видимые нами действия. Если вы сочтете этот принцип надуманным, вы ошибетесь: он применяется во многих сферах деятельности. Что бы вы сделали, видя, как оперирует хирург, если бы не понимали зачем он режет живого человека? Может вы полагаете, что вынесение квалифицированного судебного приговора не требует понимания мотивов, целей нарушителя закона? Много полезного от применения этого принципа можно найти в истории военного дела. Благодаря ему, мы поняли, что Холокост - это уничтожение народа, иначе мы так и остались бы свидетелями отдельных, хотя и массовых убийств евреев, не имеющих смысла. Надеюсь, теперь понятно, что никакие примеры с заменой одних имен на другие (Бандера -  Сталин – Гитлер…) принципа не отменяют и ничего не доказывают. Как, впрочем, всегда, когда надеясь понять суть дела, мы манипулируем видимыми предметами.

С уважением
А.